Из ночи, скрывшей наc, — как ров
Меж полюсами мира, чёрной, -
Благодарю за то богов,
Что дух мне дали непокорный.

В тисках превратности земной
Не вскрикнул я, не содрогнулся;
и головой, что вся в крови
под гнёт судьбы я не прогнулся. 

Хоть за юдолью зла и слёз
Лишь ужас мрака ждёт и казни,
Я годы, полные угроз,
Встречал и встречу без боязни. 

И, как врата ни узки дней,
Как наказанья ни ужасны, -
Я – капитан души своей,
Своей судьбы хозяин властный. 

У. Хенли, "Непобежденный"

Утром 19 апреля 1995 года в 220-летнюю годовщину сражения при Лексингтоне и Конкорде, первой битвы Америки с британскими оккупантами,  бывший сержант спецназа армии США Тимоти Джеймс Маквей подогнал машину к административному зданию в Оклахома-сити, вышел из машины и уехал. В 9.02 прогремел взрыв. Погибло 168 человек и еще 500 получили ранения.   Маквей был арестован спустя полтора часа после происшедшего. Его и машину, в которой он оставил бомбу, запомнили люди в Сити, и быстро был составлен фоторобот. Его арестовали за незаконное ношение оружия и езду без прав, а затем, после сравнения с фотороботом, и за совершение самого крупного террористического акта в истории Соединенных Штатов…

Тимоти родился 23 апреля 1968 года и рос в обычной неблагополучной семье в городке Пендлтон, штате Нью-Йорк. Отношения между отцом, автомехаником, и матерью, служащей турбюро, после рождения второго сына вступили в фазу кризиса. В какой-то момент Милдред Маквей даже уехала во Флориду вместе с дочерью Дженнифер. Тимми с братом остались с отцом. Но мать скоро вернулась. Родители разошлись, когда Тимоти было уже 16 лет. Но, по наблюдениям соседей, отношения между родителями его мало волновали. Тем более что он был вполне удовлетворен общением с братом и сестрой, а кроме того, очень привязан к своему деду Эду. "У нас кругом сотни ребятишек в таком же, а то и худшем положении, - говорит соседка семьи Лиз Макдермотт. - Но я не слышала ни о ком другом, кто бы совершил что-то подобное".

Любовь к оружию у него появилась с детства. Сказалось общение с единственным человеком, которому он был не безразличен — со своим дедом, ветераном знаменитой Мичиганской милиции. Возможно тогда же маленький Маквей приобрел и правые взгляды, приведшие его через много лет к казни. В школе Маквей показал незаурядный интеллект и даже был признан «самым многообещающим программистом Центральной старшей школы Старпойнт». Однако с юношеских лет он уже понимал свою непохожесть на окружающих и, отказавшись от сытой участи офисного планктона, в 20 лет завербовался в армию Соединенных Штатов.

По его словам, это было лучшее время его жизни. Служба его пришлась на «Бурю в пустыне» и Тимоти, конечно, не мог не оказаться на ней.  Он участвовал в войне в Персидском заливе в составе первой пехотной дивизии и лично убил троих иракцев. Учитывая характер и "бесконтактную" тактику той войны, это было довольно много для одного человека. Он был лучшим солдатом своей роты, раньше обычного срока был произведен в сержанты, кому-то даже спас жизнь и был удостоен наград. Он бы настоящим героем войны в Заливе, у него было шесть орденов и медалей, включая Бронзовую Звезду. Он казался классическим "хорошим парнем", настоящим американским юношей. Его белозубое фото можно было бы публиковать в американских журналах даже во времена Вьетнамской войны.

Только Америка уже была совсем другой страной... В его личном деле появился первый выговор. На базе вместо уставной зеленой футболки негры носили черную. Маквей посчитал это вызовом, и демонстративно надел белую. Подобная «выходка» была сочтена недопустимым проявлением расизма… Вероятно тогда же он начал понимать полную свою несовместимость с существующей в США системой.

После войны в Персидском Заливе Маквей подал документы в части спецназа — отряд Дельта. Имея блестящий послужной список, он имел все шансы стать солдатом знаменитого отряда. Однако этому не суждено было случиться. Министерство обороны запросило сведения о нем у интернет провайдеров, и оказалось, что он зарегистрирован на сайте КуКлуксКлана, а также в нескольких своих интернет анкетах признавался в симпатиях к расистским идеям. Такого человека посчитали опасным для приобретения навыков спецназа, и отказали. Вскоре Маквей был уволен из армии. Через год после этого произошло событие, которое доказало ему, что настоящий его враг это не иракцы, на которых он смотрел через прицел штурмовой винтовки, а собственное правительство — правительство Соединенных Штатов Америки.

Взорванный Маквеем федеральный дом в Оклахома-сити
Взорванный Маквеем федеральный дом в Оклахома-сити


19 апреля 1993 года в Уэйко, штат Техас, сотрудники ФБР и приданные им танки, вертолеты и армейское спецподразделение "Дельта", общей численностью до 700 человек, сожгли несколько строений на ранчо Давида Кореша, в котором находился сам хозяин и еще 85 членов религиозной общины «Ветвь Давида». 9 человек выбежали из огня. А 76, в том числе женщины и 21 ребенок, и сам Дэвид Кореш, сгорели в пламени

Всё началось с того, что ФБР попыталось вломиться на ранчо Кореша с незаконным обыском – но получило отпор. Ведь члены «Ветви Давида», как и любые добропорядочные граждане США, помнившие те времена, когда Америка была свободной,  уповали не только на Господа, но и на «Кольт» с «Винчестером». Тогда здание было окружено войсками, и началась осада, длившаяся несколько месяцев.     

Как же всё начиналось? В начале 90-х годов в усадьбе Маунт-Кармел близ города Уэйко (Waco), штат Техас, поселились члены общины «Ветвь Давидова». Подобных религиозных общин в Америке множество. Более того, можно смело утверждать, что из подобных трудолюбивых самоорганизующихся протестантских общин и выросла белая американская нация, собственно и создавшая Америку. Мормоны и квакеры, пуритане и адвентисты веками возделывали американскую землю, закладывая будущее экономическое благополучие и величие Америки. В их образе жизни, в их аккуратных маленьких уютных городках, в их традициях самоорганизации, в их протестантском трудолюбии, в их истовой религиозности живет душа белого американского народа. Даже в современную индустриальную эпоху более 10 млн. американцев продолжают поколениями жить подобным исконным американским укладом.

Сложно сказать, чем маленькая протестантская община, поселившаяся в Маунт-Кармел не угодила тогдашнему министру внутренних дел США госпоже Джанет Рино — этнической мексиканке. Есть версия, что с успешной зачистки этой небольшой общины должна была начаться масштабная кампания, призванная задавить этот последний бастион американской свободы — религиозные сельские протестантские общины. Причем задавить как силовым путем, так и идеологически, объявив их тоталитарными сектами, чье существование недопустимо в современном глобализирующемся мире. У подобного плана могли быть и вполне прагматичные политические причины. Религиозные американские общины неизменно поддерживают наиболее консервативное крыло республиканской партии. Не раз и не два их голоса предопределяли результаты выборов. В левых кругах демократической партии этот консервативный слой американского общества часто именуется не иначе как «нацисты». И эти либеральные круги имели известное влияние на тогдашнего президента — демократа и сердцееда Клинтона.

28 февраля 1993 года, к усадьбе подъехали фургоны для скота. Были в фургонах совсем не коровки и овечки, а 75 человек спецназовцев, которые намеревались легко, без особого боя, ворваться в поместье. Легко не получилось — завязалась перестрелка. В ходе штурма погибло 6 общинников. Но при этом свободолюбивые селяне умудрились забрать 4 жизни элиты американской армии, чье умение убивать тренируется годами. После этого дом был окружен, а вскоре к Маунт-Кармел прибыло подкрепление. Осада усадьбы длилась 50 дней. По ночам ФБР непрерывно травило окруженных из репродукторов кошачьим мяуканьем, рэпом и громкой песней Нэнси Синатры, в которой она грозилась, что «эти ботинки пройдутся по тебе» громкостью свыше 100 децибел (уровень шума реактивного самолета). Чуть ли ни ежедневно группы захвата пытались проникнуть в здание, но каждый раз осажденные отбивали их атаки.

Митинг против убийства правительством людей в Уэйко
Митинг простых американцев, требующих суда над правительством США за убийство женщин и детей в Уэйко. На плакате написано: "Техасцы, вооружайтесь против головорезов из правительства"

В это время в СМИ шла невиданная акция по созданию самого черного образа общины. Их обвиняли в изготовлении наркотиков, растлении малолетних, подготовке захвата власти и даже в людоедстве! Власти США немедленно окрестили «Ветвь Давида» террористической организацией.    

 


На ранчо в Уэйко правительственные войска США заживо сожгли почти 80 человек, из них половина были женщины и дети


Переговоры с обитателями дома результата не дали. Не помогло отключение электричества и водоснабжения: выяснилось, что осажденные располагают достаточными запасами воды для того, чтобы продержаться неопределенно долгое время. 14 апреля лидер общинников Дэвид Кореш заявил, что не капитулирует. В этот момент на столе госпожи Рино уже лежал план штурма дома. Впоследствии она заявила, что решающим аргументом в пользу силовой акции были сведения о том, что давидианцы якобы истязают детей.

19 апреля — то был уже 51-й день осады — федеральные силы пошли в атаку. В боевых действиях участвовало 700 человек, танки, вертолеты и армейское спецподразделение «Дельта». ФБР получило разрешение пускать в дом слезоточивый газ. Деревянный дом буквально изрешетили пулеметами,  а ракетный обстрел с двух вертолетов вызвал пожар, по другой версии это были сознательно сброшенные зажигательные бомбы. Деревянный хутор вспыхнул как спичка. Под прицельным огнем только 9 человек смогли спастись из огня. В дальнейшем им дали гигантские сроки. А 76, в том числе женщины и дети, и сам Дэвид Кореш, сгорели в пламени. Сгорели заживо, убитые агентами ФБР. ВОТ ВАМ И «ПРАВА ЧЕЛОВЕКА» и «ДЕМОКРАТИЯ ПО-АМЕРИКАНСКИ»! И это не где-то в Сербии или Ираке, это на своей территории, со своими гражданами.

штурм в Уэйко

На штурм деревенской фермы власти бросили бронетехники столько, сколько хватило бы для серьезной войсковой операции


Когда штурмовые группы наконец приблизились к дому, арестовывать уже было некого. ФБР поспешило бульдозерами сравнять дымящиеся развалины с землей, и только тогда на место трагедии допустили прессу, которой объяснили, как правильно нужно освещать происшедшее.

Правду о тех событиях 1993 года вы можете узнать на сайте, посвященном трагедии.

 

штурм в Уэйко


По признанию самого Тимоти, именно это безумное насилие федерального правительства над рядовыми гражданами США и подтолкнуло его к началу войны против системы. И можно сколь угодно долго обсуждать моральные аспекты совершённого им деяния, с учётом того, что в Оклахоме так же погибли дети (впрочем Маквей утверждал, что ничего не знал о том, что в федеральном здании приютился небольшой детский сад, иначе выбрал бы другую цель), но  факт остаётся фактом – Тимоти Маквей проявил недюжинное самообладание и ясность мысли, которые не покинули его до последнего вздоха. И которые пришлось признать даже его недоброжелателям. По крайней мере нижеприведённая статья и американского журнала служит доказательством того, что Тимоти Маквей своей цели добился:

«11 июня 2001 г., в 7:14 утра, Тимоти Маквей, организатор взрыва в Оклахома-сити в роковое утро 19 апреля 1995 года, в результате которого погибло 168 человек, включая 19 детей, был казнен в тюрьме города Терре-Хот, штат Индиана. Был казнен человек, подготовивший и осуществивший самый страшный террористический акт за всю историю Соединенных Штатов.

Американцы тогда пребывали в тяжелейшем шоке. Дело было не только в ужасном числе жертв: теракт совершил не какой-нибудь исламский террорист, а типичный "средний" американец, отмеченный наградами ветеран войны в Ираке, смертельной ненавистью возненавидевший свое правительство.

И на повестке дня сразу появились два вопроса: в чем причина этой ненависти Маквея и так называемых "антиправительственных групп" и чего можно ожидать в дальнейшем?

Казнь Маквея сопровождалась рядом неожиданностей. И чудом уцелевшие, и родственники погибших страстно желали своими глазами увидеть смерть Маквея, увидеть страх в его глазах или услышать слова раскаяния. Но этих желающих оказалось намного больше, чем мест для свидетелей в федеральной тюрьме, где содержался Маквей.

И тогда произошла первая неожиданность: сам Маквей заявил в письме, направленном в местную газету "Санди Оклахоман", что единственное разумное решение проблемы - это запечатлеть последние моменты его жизни на видеокамере - в виде трансляции и записи. Ограниченная трансляция была разрешена, запись - категорически запрещена.

У Маквея было право пригласить на казнь шестерых "гостей". Родственников он попросил не приходить, но одно из приглашений получил писатель с мировым именем - Гор Видал. И вот вторая неожиданность: Видал не только принял это приглашение, невзирая на возмущение жертв, но и объявил, что, как историк, намерен описать это событие в журнале "Vanity Fair" ("Ярмарка тщеславия"). Маквей вступил в переписку с романистом после того, как в 1998 г. Видал опубликовал в упомянутом журнале статью "Война у себя дома", в которой обвинил американское правительство в попрании Билля о правах. В этом его взгляды и взгляды Маквея сходились.

Третьей неожиданностью явилось поведение Тимоти. Находясь в специальном кресле для казни, Маквей не оправдал надежд зрителей: он не выказал ни страха, ни сожаления, отказался от последнего слова и уверенно глядя им в глаза шагнул в бессмертие.

После смерти на последней странице дневника Маквея были найдены строки английского поэта XIX века Уильяма Хенли. Строки стихотворения «Непобеждённый», которые были гимном его жизни:

Я – капитан души своей,
Своей судьбы хозяин властный


Многие теперь полагают, что эта казнь-шоу была непростительной ошибкой: Тимоти Маквей неизбежно превратится в мученика и станет образцом для тех, кто сочувствует его идеям. Ведь он рассматривал свой поступок не как преступление, а как акт тираноборства, акт объявления войны американскому правительству. Он видел в этом правительстве узурпатора власти, превратившего американцев в своих рабов и беспощадно истребляющего всех "идущих вразрез".

Тимоти Джеймс Маквэй
Тимоти Джеймс Маквей

Что же привело Маквея к подобному мировоззрению, разделяемому, кстати, открыто или втайне, миллионами его сограждан? Он, как уже было сказано, воевал в Персидском заливе в 1991-м, и, по словам его сослуживцев, был прекрасным солдатом, которым был бы доволен любой командир. Он, единственный среди своих товарищей-призывников, за добросовестную службу получил сержантские нашивки вместе с боевыми наградами.

Но именно события этой войны резко изменили психологию солдата. Маквей был свидетелем того, как под американскими бомбами и снарядами гибли иракцы, не оказывавшие практически никакого сопротивления. За Ираком последовали Судан, Афганистан и Югославия. По словам Маквея, именно армия научила его, как отключать человеческие эмоции и превращать себя в "машину для убийства" (killing machine). Там же, в Ираке, Маквей прочел книгу "Дневники Тернера" (повесть о Белой Революции в Америке), и благодаря которой он пришел к выводу, что федеральное правительство - это враг американцев, и что он в своей личной войне против этого правительства может принести в жертву американцев - так же, как Америка приносит в жертву другие народы.
 
В огромной мере решение Тимоти Маквея объявить войну Вашингтону было вызвано также двумя трагическими инцидентами: перестрелкой в городке Руби-Ридж в 1992 году между федеральными агентами и семьей белого сепаратиста Рэнди Уивера, в ходе которой погибли жена и сын-подросток Уивера, а также поджогом комплекса в Уэйко в 1993-м, когда заживо сгорели почти 80 членов религиозной общины, включая женщин и детей.
 
В обоих случаях весьма многие яростно критиковали администрацию США, считая, что федеральные агентства нарушили Билль о правах, необоснованно прибегнув к силовым методам решения конфликтов. По мнению людей типа Тимоти Маквея, Руби-Ридж и Уэйко - это и есть прямые доказательства того, что американское правительство является врагом американцев.

Таким вот образом герой антитеррористической операции в Персидском заливе, профессионал, наученный обращаться с взрывчаткой, возненавидевший "тираническую власть" государства, стал палачом, не ведающим жалости.

После этого конечно были массовые акции протеста против действий федеральных властей. Под давлением общественного мнения Рино была отстранена от должности, и в ходе слушаний в Конгрессе была признана «вопиющая халатность» в ее действиях. Но Маквей решил вершить собственное правосудие — в котором он прокурор, судья и палач в одном лице. Интеллектуал одиночка, что он мог в своей маленькой войне с огромной государственной машиной, которая его выбросила с армейской службы, как использованный презерватив? На протяжении двух лет Тимоти готовил свой ответный удар, который и нанёс утром 19 апреля 1995 года. Как упоминалось выше,  погибло 168 человек и еще 500 получили ранения. В здании оказался детский садик, о котором Маквей не знал, и при взрыве также погибло более 30 детей. Это единственное, о чем он сожалел. Но основная масса погибших, это как раз те, кого он выбрал в качестве жертв — федеральные сотрудники, агенты ФБР, и, следует сказать, что погибшие дети – именно их отпрыски.

Ожидая казни, Маквей написал ряд писем друзьям и эссе для публикации, в котором уподобил инцидент в Оклахоме бомбардировкам Хиросимы, Нагасаки и Багдада.  Это, по его мнению, должно дать исчерпывающий ответ на вопрос, почему он сделал то, что сделал.


"Изучив внешнюю политику США, я решил послать сигнал государству, которое становилось все более агрессивным, - написал Маквей. - Для этой цели я выбрал федеральное здание и государственных служащих, которые в нем находились, ибо они олицетворяют собой государство. Этот взрыв в нравственном и стратегическом смысле был эквивалентен ударам США по государственным зданиям в Сербии, Ираке и других странах".

В особенности Маквей ненавидел ФБР - за бесконтрольную жестокость и своеволие. И, по странной иронии судьбы, именно эти качества всесильной службы безопасности всплыли на поверхность незадолго до казни Маквея и тотчас же после ее. В первом случае оказалось, что ФБР утаило от адвокатов Маквея 4400 страниц документов; казнь в мае из-за этого была отложена, и Маквей неожиданно получил 26 нежданных дней жизни. Американцы же могли убедиться в том, что Маквей кое в чем не так уж был не прав: он давно утверждал, что ФБР припрятало целый ряд документов.

А 21 июня сенатор Патрик Лихи выступил с обвинениями ФБР в неуправляемости и безответственности, после чего министр юстиции Джон Эшкрофт объявил о начале всесторонней проверки деятельности Федерального бюро расследований. Этому были посвящены специальные комитетские слушания в Сенате, но сразу после скандала Джордж Буш решил уволить тогдашнего  директора ФБР Луиса Фри и предложил на его место своего человека - Роберта Мюллера.

ФБР утратило доверие американцев, поскольку в последнее время появилось много информации о провалах в работе этой организации, а также о коррупции и тесной связи ее работников с преступным миром. По результатам опроса общественного мнения, проведенного институтом Гэллапа совместно с телекомпанией CNN, только 38% респондентов дали положительную оценку работе ФБР.

Из всего этого следует малоприятный вывод: неприязнь Маквея к федеральным агентствам и к правительству, от имени которого они действуют, - это не только его личные эмоции. Это убеждение миллионов американцев и бесчисленных антиправительственных групп.

У антиправительственных групп есть свой "главный идеолог террора". Однажды, в популярнейшей воскресной передаче "60 минут", первый из сегментов, составляющих программу, был как раз посвящен угрожающему росту антиправительственных групп и настроений в стране: ведущий Майк Уоллес интервьюировал идеолога и вдохновителя этого движения Уильяма Пирса (1933—2002). Этот благообразный, уже немолодой человек, физик с докторской степенью, в прошлом профессор университета, в то время жил на покое в живописном имении в Западной Вирджинии. Он - глава антиправительственной организации "Национальный Альянс" (National Alliance) и автор скандально известного бестселлера "Дневник Тернера" ("The Turner Diary").

Когда нынешнее положение Америки подвергается тщательному анализу, оно выглядит отнюдь не утешительным. Внутренние социальные и демографические проблемы, проблемы легальной и нелегальной иммиграции, яростная борьба против глобализации экономики, роль страны как международного жандарма и безудержный рост ненависти к американцам, и так далее, и тому подобное. В итоге многие миллионы американцев, недовольных существующим порядком вещей, сплачиваются вокруг "сторонников коренных перемен", или отказываются принимать участие в выборах, или питают стремительно растущее число антиправительственных групп, которые уже не только декларируют, но и следуют примеру героев "Дневника Тернера". Как в Оклахоме.

 

Теракт Тимоти Маквея  был превзойден только 11 сентября 2001 года

Но Провидение наказало палачей. 11 сентября того же года, в день рождения Тимоти Маквея, исламисты  в самоубийственной атаке на башни ВТЦ разрушили символ глобальной финансовой олигархии, ненавистной любому белому патриоту Америки.  Как мы видим, эти события мистическим  (а возможно и не только мистическим) образом переплетаются между собой...